СВЯТОЙ ПРЕСТОЛ И МЕЖДУНАРОДНОЕ СООБЩЕСТВО

Оцените материал
(4 голосов)

Монсиньор Иван Юркович, Советник Представительства Святого Престола в Российской Федерации


СВЯТОЙ ПРЕСТОЛ И МЕЖДУНАРОДНОЕ СООБЩЕСТВО

 

Согласно канону 361 Кодекса Канонического Права (Codex Iuris Canonici), "под выражением "Апостольский Престол" (Sedes Apostolica) или "Святой Престол" (Sancta Sedes) подразумевается не только Римский Первосвященник, но также и Государственный Секретариат, Отдел по сношениям с государствами и прочие ведомства Римской Курии, если только из самой сути вещей или из контекста не явствует этих слов".

Для международного сообщества важно прежде всего то, что Святой Престол - это центр Вселенской Католической Церкви, во главе которой стоит Святой Отец, преемник Святого Петра. Именно с этим центром католицизма международное право и международное сообщество имеют дело с эпохи средневековья и вплоть до нынешнего времени.

Однако в повседневной речи нередко смешиваются два разнородных понятия: "Ватикан" и "Святой Престол". Тут следует заметить, что государству Ватикан (Stato della Citta' del Vaticano) отводится весьма скромная роль: в его ведении находятся только вспомогательные стороны деятельности Святого Престола (почта, Ватиканское радио, санитарное и техническое обслуживание, текущий ремонт зданий и т.п.). Это государство создано совсем недавно, в 1929 году, когда были заключены Латеранские Пакты между Святым Престолом и правительством Италии. Государство Ватикан занимает крошечную территорию площадью в 44 гектара (это примерно десятая часть площади, занимаемой ВДНХ). Тем не менее эта территория предоставляет Святому Престолу необходимый минимум для того, чтобы он был свободен в исполнении своей духовной миссии и оставался независим от всякой власти мира сего.

На международной арене Святой Престол выступает через:

а) деятельность Папы: Его личность, Его учительство, Его апостольские поездки и т.д.;

б) апостольская деятельность Государственного Секретариата (Secretaria Status), имеющего дипломатическую родословную (с XV века вопросы, которыми в настоящее время занимается Государственный Секретариат, находились в ведении знаменитой Тайной Палаты (Camera Secreta), отвечавшей за дипломатические отношения Святого Престола с различными государствами);

в) Папское Представительство за рубежом (ad extra), использующее дипломатический инструментарий (дипломатичекое право и дипломатическая техника), чтобы обеспечить ежедневное присутствие Верховного Первосвященника при отдельных Церквах и правительствах различных государств.

Активное участие Святого Престола в судьбах международного сообщества имеет давнюю историю. Как Церковь в целом, верная Господней заповеди служения человечеству, так и Святой Престол, в соответствии со своей особой миссией - споспешествовать делу мира, свято соблюдая фундаментальные принципы прав человека и мирных взаимоотношений между свободными и ответственными народами, строящиеся на юридической основе - служит интересам международного сообщества посредством деятельности Папских Представительств.

Однако это участие Святого Престола в международной жизни подчас вызывает неприязнь и возражения не только со стороны, условно говоря, "мирской" и антикатолической: случается и так, что подобные обвинения выдают - пусть косвенно - настроения определенной части церковной общины, не исключая теологов и церковных юристов. Во время Второго Ватиканского Собора вопрос о необходимости подобной деятельности не раз выносился на обсуждение. При этом возможность полного отказа от дипломатического участия в жизни международного сообщества не была принята сколько-нибудь всерьез, но стремление к некоторым реформам в этой области все же завоевало определенные симпатии.

Сегодня это особое присутствие Святого Престола принято практически повсеместно. Во многом это объясняется высочайшим престижем последних Римских Первосвященников, которые, искренне заботясь о судьбах человечества, не раз вносили весомый вклад в решение многих международных проблем.

1. Двусторонняя и многосторонняя дипломатия

Дипломатия - это особый метод международных отношений, отличный от таких, как прибегание к посредничеству Международных Судов, к угрозам и к войне. Государства поддерживают между собой определенные отношения, используя с этой целью деятельность дипломатов, то есть лиц, задача которых состоит в том, чтобы способствовать государствам в поисках взаимного согласия. При таком понимании дипломатия проявляется и осуществляется прежде всего в системе взаимоотношений между двумя странами и называется двусторонней дипломатией: одно государство вступает в контакт с другим, направив туда свою дипломатическую миссию. Такие миссии могут быть временными или постоянными; в последнем случае дипломатическая миссия называется посольством. Двусторонняя дипломатия отвечает желанию двух государств постоянно поддерживать и улучшать отношения друг с другом.

Вместе с тем очевидно, что в осуществлении своих интересов государства не только связаны между собой, но и все больше зависят друг от друга. Когда встречаются с такой взаимозависимостью, только двусторонних отношений оказывается недостаточно. Возникает необходимость в установлении многосторонних отношений, призванных начать, направить, ускорить и довести до конца ряд совместных действий, которые могут успешно завершиться только при согласном участии многих сторон.

Формы многосторонней дипломатии различны. Успех в переговорах между государствами становится более стабильным, если они проводятся в форме совещаний правительственных органов. Среди подобных совещаний важное значение получили конгрессы и конференции. В то время как дипломатические отношения имеют продолжительный характер, конференции являются по большей части временными формами сотрудничества. Международные организации являются добровольными объединениями субъектов международного права, учреждающиеся путем подписания международных документов и подчиняющиеся нормам международного права; они оформляются в постоянные объединения со своими внутренними правилами и собственными органами управления. Посредством этих органов они разворачивают свою деятельность, осуществляют свою власть и преследуют свои цели. Однако эта власть и эти цели доверяются им государствами, учреждающими данные организации.

2. Дипломатия Святого Престола

Полномочные Представительства Святого Престола называются Апостольскими нунциатурами. На сегодняшний день Святой Престол поддерживает дипломатические отношения более чем со 155 странами и имеет около 95 Апостольских нунциатур во главе с нунциями. Речь идет о Папских Представительствах, которые подчиняются в своей деятельности, как и все прочие миссии Святого Престола, Государственному Секретариату и управляются титулярными архиепископами в должности нунция или апостольского делегата. Штат Папских Представительств составляют духовные лица и сотрудники дипломатического корпуса Святого Престола.

Папы часто направляли священнослужителей и епископов из состава римского духовенства, чтобы помочь Церкви и поддержать ее в трудную минуту. Так, уже в V веке н.э. диакон Петр был направлен в Церковь в Сицилии, переживавшую серьезные экономические и дисциплинарные затруднения. Однако институт постоянных Представительств, аккредитованных при правительстве страны и долженствующих служить посредником между Святым Престолом и отдельной Церковью, появляется лишь к XV веку, В период Контрреформации, когда нунциатурам было вменено в обязанность следить за соблюдением постановлений Тридентского Собора или непосредственно проводить их в жизнь, роль постоянных Папских Представительств стала еще более значительной.

В то время деятельность некоторых нунциатур (особенно в Испании, а также при Императоре Священной Римской Империи и во Франции) позволила добиться большего единства Католической Церкви. Нунций при императоре годами вел теологические диспуты с членами августейшей семьи по различным теологическим вопросам. Нунциям, направленным в германские земли, приходилось выступать против монархов-протестантов, смещать епископов с дурной репутацией, заменять католических епископов, обратившихся в лютеранство, а подчас и самим замещать их на некоторый срок, дожидаясь назначения из Рима.

Со временем обязанности Папских Представительств претерпели многочисленные изменения, Сегодня перед нунциатурами стоят самые разнообразные задачи. Прежде всего Папские Представительства призваны быть зримым проявлением служения Римской Церкви во благо других Церквей мира и свидетельствовать попечение Святого Отца обо всех народах и о человечестве в целом.

В области многосторонней дипломатии Святой Престол располагает древней и богатой традицией, восходящей ко временам первых церковных Соборов. Классическим и теперь уже общепринятым выражением этой дипломатической традиции служат слова "a latere meo misi" - "направил я одного из своих приближенных", т.е. одного из членов коллегии Кардиналов. Деятельность папских легатов позволила Святому Отцу получать представительство на церковных Соборах, его посланники стали снабжаться верительными грамотами и допускаться к августейшей аудиенции; их слова стали восприниматься как выражение воли Рима.

3. Международное сообщество и Святой Престол в XX веке

По окончании Первой мировой войны на конференции в Париже с целью поддержания мира и международной безопасности была учреждена Лига Наций, а вскоре после этого был основан Постоянный Международный Суд, созданный в предварительном порядке на Второй конференции в Гааге в 1907 году, когда была принята важная конвенция о мирном разрешении международных конфликтов.

Важным событием 1919 года явилось создание Международной Организации Труда, первый Генеральный Директор которой, французский социалист Альберт Тома, обратился к Святому Престолу с просьбой о том, чтобы тот предоставил одного из специалистов по социальным вопросам в качестве советника Генерального Директора.

Латеранские Пакты, по которым Италия признала территориальный суверенитет Верховного Первосвященника, отменили Закон о гарантиях от 1871 года и разрешили так называемый "римский вопрос". В итоге Святой Престол обязался не вмешиваться в сугубо политические конфликты между другими государствами и не принимать участия в международных конференциях, если только сами вовлеченные в конфликт стороны не станут апеллировать к миротворческой миссии Святого Престола; в подобных случаях он сохраняет за собой право использовать свой моральный и духовный авторитет. Здесь уместно напомнить о том посредничестве, которое Святой Отец по просьбе Чили и Аргентины оказал этим странам в их споре о зоне Бигль, благополучно разрешившемся в недавнем прошлом.

В годы Второй мировой войны Святой Престол сохранял нейтралитет, и его неприкосновенность была соблюдена сражающимися сторонами.

Хотя Ватикан - небольшое государство, оно все же должно заботиться о нуждах своего функционирования. Поэтому в 1929 году Святой Престол вступил в Международный Почтовый Союз и в Международный Телеграфный Союз в качестве государства Ватикан.

Участвуя в деятельности подобных организаций, особенно Международной Организации Труда, Святой Престол проявлял живой интерес к этой работе, однако его отношение к Лиге Наций оставалось куда более сдержанным, почти скептическим.

Но в послевоенные годы внимание Святого Престола к деятельности международных организаций существенно обострилось. Однако следует отметить, что этот интерес объясняется не политическими соображениями, но долгом человеколюбия. Тому можно привести немало подтверждений.

Так, можно напомнить об участии Святого Престола в помощи беженцам и мигрантам. В послевоенные годы Администрация Помощи и Восстановления Объединенных Наций (ЮНРРА, United Nations Relief and Rehabilitation Administration), учрежденная 9 ноября 1943 г., обратилась к Международной Организации Беженцев (ИРО, International Refugees Organisation), созданной 15 декабря 1946 г., с просьбой помочь семьям беженцев и мигрантов Второй мировой войны.

Хорошо понимая, что Служба миграций при Святом Престоле может оказать помощь в этом деле, ИРО обратилась в Государственный Секретариат Ватикана с просьбой рассмотреть несколько сотен тысяч подобных случаев. В то время Святой Престол занимался также делами беженцев в Латинскую Америку: в 1947 году туда была направлена делегация из Рима, чтобы просить латиноамериканские Церкви о поддержке и сотрудничестве с ИРО. В том же году посланник Службы миграций при Святом Престоле был аккредитован в Женеве.

Учитывая немалые заслуги Службы миграций, Экономический и Социальный Совет ООН в 1951 году принял Святой Престол в члены своего Исполнительного Комитета.

23 ноября 1948 года Святой Престол направил своего постоянного наблюдателя в Продовольственную и Сельскохозяйственную Организацию ООН (ФАО, Food and Agriculture Organisation), а когда ЮНЕСКО тоже приняла решение принять у себя постоянных наблюдателей, представляющих Святой Престол, Государственный Секретариат возложил обязанности наблюдателя на Анджело Ронкалли, нунция в Париже (будущего Папу Иоанна XXIII). С 1949 года Святой Престол неизменно представлен также на заседаниях Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ).

8 декабря 1953 года президент США Эйзенхауэр выдвинул инициативу созыва Конференции по мирному использованию атомной энергии. Тогдашний Генеральный Секретарь ООН Даг Хаммарскьольд, рассчитывая на присутствие Святого Престола на будущей Конференции, опасался, однако же, что такое участие может показаться противоречащим принятому в то время стилю отношений. Поэтому он обратился за советом к кардиналу Нью-Йорка Спеллману. Генеральный Секретарь объяснил прелату, что присутствие Святого Престола с его моральным и духовным авторитетом может помочь сугубо миротворческим целям Конференции. Святой Престол принял это приглашение и стал учредительным членом Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Следует отметить, что Святой Престол является полноправным членом только этого специализированного Агентства ООН. Это членство дает Святому Престолу право участвовать в Конференциях всех прочих Агентств ООН. Однако это участие сводится лишь к присутствию постоянных наблюдателей.

1957 год ознаменовался важным событием: Генеральный Секретарь ООН прибыл в Ватикан и заявил на пресс-конференции, что он попросил Святого Отца об аудиенции, обращаясь уже не к руководителю Государства Ватикан, а ко главе Святого Престола и Католической Церкви. В официальной ноте Генерального Секретариата от 29 октября 1957 года говорилось, что отношения Генерального Секретариата ООН с Его Святейшеством следует рассматривать как отношения между ООН и Святым Престолом.

В письме от 21 марта 1964 года Папа Павел VI уведомил Генеральный Секретариат о том, что Святой Престол, начиная с этого момента, может быть представлен своим постоянным наблюдателем в Нью-Йорке, а в 1967 году Святой Престол направил своего постоянного наблюдателя в Женеву.

Справочное издание Святого Престола "Папский Ежегодник" ("L'Annuario Pontificio") в главе, посвященной Представительствам Святого Престола, содержит раздел, озаглавленный: "Представительства Святого Престола при международных правительственных организациях". Ежегодник от 1994 года насчитывает двенадцать таких Представительств. Речь идет о миссиях при ООН в Нью-Йорке; при службе ООН и при специализированных агентствах ООН в Женеве; при Международном агентстве по атомной энергии (МАГАТЭ), при службе ООН и при Организации Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО) в Вене; при Продовольственной и Сельскохозяйственной Организации Объединенных Наций (ФАО), при Международном Фонде сельскохозяйственного развития (МФСР), при Мировой Продовольственной Программе (МПП) и при Всемирном Совете по Продовольствию (ВСП) в Риме; при Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) в Париже. Есть и другие постоянные миссии: в Вашингтоне - при Организации американских государств; в Страсбурге - при Европейском Совете; в Риме -при Всемирной организации туризма и при Международном комитете по медицине и военной фармакологии и при Международном институте по унификации гражданского права.

Святой Престол официально представлен в ООН и при основных специализированных Агентствах, исключая Всемирный банк, в который входят Международный банк реконструкции и развития (МБРР), Международная финансовая корпорация (МФК) и Международная ассоциация развития (MAP), а также Международный валютный фонд, наблюдение за деятельностью которых частично находится в ведении постоянной миссии Святого Престола в Нью-Йорке.

4. Святой Престол и Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ)

Конфронтация, существовавшая до недавнего времени в так называемых отношениях "Восток-Запад", составляла одну из проблем, наиболее занимавших современное человечество. Сильно идеологизированные отношения между военными блоками имели жизненно важное значение в течение более чем сорока лет нашей истории.

Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) было созвано во вполне определенном историческом контексте: Вторая мировая война завершилась без "мирного договора". Едва она закончилась, как победившая в этой войне коалиция оказалась перед возможностью потерять мир: конфронтация между Соединенными Штатами, Великобританией и Францией с одной стороны, и Советским Союзом - с другой, привела к нагнетанию международной напряженности, получившей название "холодной войны". Затем начался переход к периоду "разрядки", когда многие миротворческие усилия нашли успешное завершение на международном Совещании, где все европейские страны, за исключением Албании, но включая Соединенные Штаты и Канаду, оказались за одним столом переговоров. Святой Престол был приглашен принять участие в этом процессе поиска всеобщей безопасности в качестве полноправного члена.

Святой Престол был приглашен прежде всего странами Восточной Европы через посольство Венгрии в Риме. Другие страны-участницы также настояли на том, чтобы приглашение было принято.

И на сей раз Святому Престолу предложили участвовать в международном Совещании не потому, что государство Ватикан имеет какое-то значение благодаря занимаемой им территории, но потому, что международное сообщество признало духовный авторитет Святого Престола, ибо он представляет собою, можно сказать, духовную силу в сообществе народов, и ту роль, которую на протяжении веков играла Церковь в формировании нынешней Европы, в судьбах ее народов и ее установлений.

Какие причины побудили Святой Престол принять приглашение участвовать в Совещании?

Прежде всего, существовала причина, так сказать, географическая и историческая. Папа Павел VI в своем Послании от 25 июля 1975 года в адрес этой Конференции заявил: "Папство, будучи облечено религиозной миссией, обращенной ко всему миру, имеет, однако же, свой Престол в Европе; тем самым оно теснейшим образом связано с историей этого континента".

Кроме того, были и принципиальные причины, как разъяснил Святой Престол в своем ответе тем, кто выдвинул инициативу созыва этого Совещания. Он заявил, что действительно заинтересован в основной проблеме СБСЕ, "то есть в проблеме мира и сотрудничества между народами, проблеме, которая не является сугубо политической, но включает в себя и аспекты преимущественно морального и духовного характера" (Меморандум от 10 октября 1969 года ко странам Варшавского Договора, § 3 вступительной части). К тому же, Святой Престол полагал, что "решение насущных европейских проблем, сколь бы сложны они ни были, можно и должно искать посредством переговоров, а не посредством угроз и насилия" (Меморандум от 10 октября 1969, § 1,4).

12 января 1976 года Папа Павел VI в своей беседе с дипломатическим корпусом, аккредитованным при Святом Престоле, счел необходимым лично изложить причины, по которым Святой Престол участвует в СБСЕ: "...сверх, а пожалуй, вполне можно сказать, превыше технических и конкретных аспектов проблемы безопасности и сотрудничества, оставалось еще целое пространство для приложения высших принципов, этических и юридических, которые должны были определять действия и отношения между государствами и народами. Святой Престол решил, что ему не следует отвергать стечение обстоятельств, предоставившие ему возможность чем-то помочь в этой области.."

Принимая участие в СБСЕ, Святой Престол рассчитывал таким образом внести свой вклад в обеспечение мира, дав торжественное обещание соблюдать некоторые фундаментальные принципы, касающиеся прав человека и мирной и справедливой жизни между свободными и ответственными нациями.

После событий, последовавших за принятием в 1989 году Венского Заключительного Документа, а также с учетом новых кризисов, происходящих в Европе, те же самые причины, что первоначально привели Святой Престол к участию в СБСЕ, заставляют его продолжать эту деятельность и сейчас, чтобы упрочить мир, уважая достоинство человека и народов.

С тех пор как Святой Престол был извещен об идее возможного созыва Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе и приглашен внести свой вклад в это начинание, он в ответе странам-участницам Варшавского Договора от 10 октября 1969 года и в ответе Финляндии от 26 октября 1969 года не преминул привлечь внимание к некоторым обстоятельствам, ставящим его в особую ситуацию перед лицом проблемы безопасности и сотрудничества в Европе.

Прежде всего, Святой Престол, как центральный орган управления Вселенской Католической Церковью, нельзя считать сугубо европейским образованием. Его участие в СБСЕ становится необходимым как особое присутствие, отвечающее его природе субъекта международного права, преследующего, однако же, религиозные и моральные цели.

Это участие Святого Престола не может быть сведено к представительству столь крошечного, почти символического государства, каким является Ватикан. Здесь речь идет об ином образовании, не политическом по характеру, которому удалось привнести в работу Совещания элемент духовности, отнюдь не чуждой самим ее заботам и целям, и дать ей моральную поддержку, получившую самую высокую оценку.

Целью присутствия Святого Престола на СБСЕ всегда было отстаивание как достоинства человеческой личности, так и прав народов. Его наибольшим вкладом в десять принципов Хельсинкского Заключительного Акта от 1975 года было то, что он настоял на включении в него принципа "соблюдения фундаментальных прав, под каковыми понимаются свобода мысли, совести, вероисповедания или убеждений" (Принцип VII Хельсинкского Заключительного Акта).

Впоследствии, присутствуя на различных заседаниях СБСЕ, представители Святого Престола никогда не забывали о том, что вклад Апостольского Престола в работу Совещания должен отвечать его природе и его компетенции. Так, если он не был в состоянии предложить конкретные или технические решения проблем, то к его миссии, во всяком случае, относилась обязанность напоминать о необходимости соблюдения важнейших принципов, которые должны преобладать в отношениях между государствами и народами.

Со временем СБСЕ стало терять характер дипломатической конференции, все больше превращаясь в международную организацию, и это заставило Святой Престол задаться вопросом о принципах своего участия в этом преобразованном учреждении: это участие должно было соответствовать той специфике, которую все за ним признают и о которой говорилось выше. Важнейшие решения на Совещании должны были приниматься совместно, при коллективной ответственности, и иметь дипломатические последствия, что могло быть несовместимым с миссией Святого Престола.

Сохраняя верность своей позиции, Святой Престол не может вмешиваться в военно-политические вопросы (вооруженные силы для предотвращения конфликтов, разрешения кризисов, силы для поддержания мира или возможных коллективных санкций), но он считает своим долгом продолжать поднимать свой голос в защиту прав человеческой личности и народов, а также в поддержку мира и сотрудничества. У Святого Престола нет политических целей; напротив, он предлагает подумать о нравственных принципах, которые должны управлять жизнью народов и государств.

Эта позиция Святого Престола была подтверждена следующими словами декларации Президента СБСЕ от 8 июля 1992 года по случаю последнего пленарного заседания СБСЕ в Хельсинки: "решено, что без всяких предубеждений против полноправного участия Святого Престола в работе СБСЕ и против его соответствующих прав и обязанностей, порядок его участия в деятельности Совещания будет соответствовать той специфике, которой он обладает как суверенный субъект международного права. Поэтому такой способ участия в работе Конференции не сможет составить прецедента."

5. Специфика миссии Святого Престола в международном сообществе

Не являясь политической властью, Святой Престол тем не менее представляет собою моральную силу, с которой нельзя не считаться даже на международном уровне.

Римский Папа и его сотрудники осознают задачи, стоящие перед ними в этой области: на них возложена обязанность распространять на международной арене евангельские принципы справедливости, человеческого достоинства и равенства перед Богом.

Поэтому первостепенные задачи Святого Престола таковы:

-   защита прав Церкви и верующих: обеспечить условия - хотя бы минимальные, - допускающие развитие христианской жизни: не просто выжить, но жить и развиваться. Поэтому Святой Престол в области международных отношений всегда защищал религиозную свободу и право на нее - в деятельности ООН (Нью-Йорк, Женева) и СБСЕ;

-   поддержание мира, который является плодом не одного лишь разоружения, но и доверия, возникающего между людьми и народами, ощущающими себя братьями;

-   защита этического начала в международных отношениях, основанная на четырех принципах энциклики "Мир на земле" ("Pacem in Terris",1963):

-   принцип истины: истинная природа человека, объект действий и усилий политиков, не должна приноситься в жертву политическим интересам или быть предметом компромиссов;

-   принцип свободы: государства существуют для того, чтобы создавать и обеспечивать условия', позволяющие каждому гражданину осуществлять его личные и коллективные устремления;

-   принцип социальной справедливости, необходимый для достижения более гуманного мира, где каждый призван к активному взаимодействию (ср. энциклику "Прогресс народов" - "Populorum progressio", 44);

-   принцип солидарности: более развитые в материальном и духовном отношении страны обязаны помогать не столь удачливым и благополучным нациям. Необходимо уважать достоинство менее развитых стран и не рассматривать их только как клиентов или неплатежеспособных должников.

Можно, пожалуй, сказать, что в нынешней международной ситуации Святой Престол прежде всего стремится помочь международному сообществу прийти к новой концепции мирового порядка. Эта новая концепция должна принимать во внимание как серьезные препятствия делу мира, все еще существующие, так и возможность их преодолеть посредством диалога, давая возможность высказаться также и тем угнетенным народам, которые лишены голоса на международной арене. Только диалог способен устранить существующие подозрения, разделение и противостояние. В этой новой концепции мирового порядка на первом плане находится хрупкое сокровище доверия, столь необходимое для мирной совместной жизни человечества.

Диалог между народами использует все технические достижения современного общества. Сообщение с каждым днем упрощается, ответ приходит почти немедленно. Тем самым люди приходят к осознанию единства и общей судьбы всего человеческого рода. Но быстрота сообщения сама по себе не является прогрессом во благо человека, если вместе с ней не возрастает и взаимопонимание.

В своей дипломатии Святой Престол стремится располагать средствами, позволяющими ему приобщиться к опыту и духовным устремлениям народов, чтобы понять вдохновляющие их ценности и помочь избежать конфликтов, вызванных безразличием, непониманием и отчужденностью.

Таким образом, речь здесь идет прежде всего о духовной миссии, возлагаемой на всех тех, кто служит Верховному Первосвященнику в постоянном труде познания нас самих, Церкви и надежд народов. Этот труд осуществляется прежде всего в свете Евангелия, представляющего собою окончательный критерий оценки этих действий.

6. Отношения между Святым Престолом и Россией

В XVI веке Рим пытался наладить отношения с государем Иваном IV. В Россию были направлены несколько папских легатов, из которых следует назвать прежде всего Антонио Поссевино (1518-1582), заключившего договор в Яме Польском (нынешний Кингисепп); пожалуй, его можно считать первым нунцием в России. Однако по своему значению ни одна из этих миссий не могла сравниться с теми, что осуществлялись впоследствии, в царствование Екатерины II, Павла I и Александра I.

До 1684 года немногочисленные католики, жившие в Москве, не имели иных сношений с Римом, кроме тех, что осуществлялись благодаря миссионерам, направлявшимся в Грузию или Китай, или через капелланов при посольствах западных держав.

После 1684 года, благодаря принципу веротерпимости, провозглашенному Петром I, Конгрегация по распространению веры (Congregatio de propaganda fide) завязывает отношения с Россией посредством деятельности нунциатур в Варшаве и Вене. После "открытия окна в Европу" Петр I создает Юстиц-коллегию лифляндских, эстляндских и финляндских дел, в ведении которой должны были находиться все протестанты Балтики. В 1704 году полномочия этой Коллегии распространяются на всю Империю. Католикам же в этот период продолжает уделяться мало внимания.

Екатерина II, воспользовавшись раздорами между католиками, предоставила Юстиц-коллегии "высшее заведование церковными делами". В 1782 г. особым распоряжением Императрицы Коллегии было запрещено вмешиваться в дела Католической Церкви, особенно в вопросах вероучения. Все жалобы и апелляции должны были подаваться в Сенат. Этот порядок действовал при всех заключавшихся соглашениях с Римом вплоть до Конкордата от 1847 года.

В 1771 году первый раздел Польши привел Белоруссию, где проживали 800 000 униатов и 100 000 католиков латинского обряда, под власть Екатерины П. Она решила создать новый диоцез для католиков латинского обряда и доверила его литовцу Станиславу Сестренцевичу-Богушу, бывшему гусарскому офицеру из семьи кальвинистов, который был рукоположен в священники епископом Вильнюса и посвящен в епископы Беларуси (1773 г.). Он всегда проявлял полное послушание Императрице (кстати, именно благодаря этому обстоятельству бреве (breve) Папы Климента XIV, запрещавшее деятельность ордена иезуитов, не было опубликовано в России).

Отчасти для того, чтобы исправить злоупотребления Сестренцевича, а отчасти для того, чтобы поддержать униатов (после второго раздела Польши число диоцезов латинского обряда уменьшилось с шести до трех; при этом оказывалось давление на верующих всех униатских епархий, кроме Полоцкой: их принуждали перейти в Православие), в 1783 году нунций в Варшаве, монсиньор Джованни-Андреа Аркетти, был направлен в Санкт-Петербург. Ему не удалось добиться опубликования бреве Папы Климента XIV против иезуитов, и он вынужден был признать Сестренцевича Архиепископом Могилевским (1782 г.) и вручить ему омофор (pallium), т.е. деталь литургического одеяния митрополита, знак верности Апостольскому Престолу. Кроме того, Аркетти получил полномочие заново назначить униатского Архиепископа в Полоцке и право принимать иностранных священников латинского обряда в обеих столицах. Екатерина ходатайствовала о назначении Аркетти кардиналом по его возвращении в Рим в 1784 году.

В 1794 году монсиньор Лоренцо Литта стал нунцием в Варшаве. Два года спустя, в 1796 г., было решено направить его в Санкт-Петербург, где находился его брат, бали Мальтийского Ордена, пользовавшегося покровительством Павла I, весьма благосклонно расположенного к Папе Римскому (Павел I даже предложил ему убежище в России в случае возможных неурядиц в Италии). Монсиньору Литта удалось учредить новые латинские диоцезы и восстановить три униатских епархии. Но Павел I назначил епископов без согласования с Римом. В 1797 г. при Юстиц-коллегии был учрежден особый Департамент по делам римского духовенства. В 1798 году этот Департамент был отделен от Коллегии и передан в ведение Сестренцевича.

В 1797 г. Павел I был избран протектором (покровителем) Мальтийского Ордена, а на Волыни образовалось русское великое приорство. Когда же в следующем году великий Магистр Ордена, Гомпеш, не оказал практически никакого сопротивления Наполеону, оккупировавшему остров Мальту, Павел I пришел в негодование, и русское отделение Ордена отрешило Гомпеша от власти. Состоялись выборы нового Гроссмейстера с участием не только русского, но и других приоратов. Выбор пал на русского императора. Отсюда возник конфликт со Святым Престолом, который желал видеть Великого Магистра католиком, подведомственным Сестренцевичу. Этот конфликт закончился высылкой монсиньора Литта в мае 1799 года.

Обязанности временного поверенного были возложены на Бенвенути, аудитора нунциатуры. Павел I поставил иезуита Грубера во главе колледжа для молодых дворян. Именно в разговоре с ним Павел I назвал себя "католиком в сердце". В 1800 году Груберу удалось снова добиться того, чтобы монашествующие стали более или менее независимы от местного Епископа. Но царь был убит в 1801 году, и ему наследовал Александр I.

Он предпочел стать лишь "покровителем" Мальтийского Ордена, а не Великим Магистром. Но в 1801 году он основал Римско-католическую духовную Коллегию, а Сестренцевич был назначен ее председателем. Последний приложил немало усилий к тому, чтобы воспрепятствовать возвращению нунция. Самое большее, что допускалось, - это присутствие "чрезвычайного посла". Только в 1803 году монсиньор Ареццо получил возможность прибыть в Санкт-Петербург. У него возникли нелады с могилевским архиепископом (Сестренцевичем) и с некоторыми из шести епископов его митрополии. Монсиньору Ареццо довелось вступить в многочисленные конфликты с этой администрацией, остававшейся вполне светской, хотя она и была составлена из духовенства. И все же его приняли достаточно хорошо. К несчастью, он стал жертвой мелкой политической проблемы: некий французский эмигрант, имевший русское подданство и живший в Италии, был заподозрен в участии в заговоре против Наполеона. Папа не стал препятствовать его выдаче французским властям. После этого Александр I отозвал своего поверенного в делах из Рима и выслал нунция. С 1804 по 1806 год монсиньор Ареццо находился в Дрездене, надеясь получить возможность вернуться в Россию. Но в конце концов он вынужден был возвратиться в Рим.

С 1801 по 1823 год продолжались переговоры России со Святым Престолом. В условия, выдвинутые русской стороной на этих переговорах, входило предоставление митрополиту Сестренцевичу звания примаса с соответствующей властью над Католической Церковью в России, а также почетного титула Legatus natus. Но Святой Престол вынужден был отвергнуть или ограничить эти условия, хотя внешне они казались благоприятными для Церкви в России. Полная зависимость Сестренцевича от русского правительства не была для Святого Престола тайной, и он обоснованно опасался, что выполнение этих условий приведет к усилению вмешательства русского правительства во внутренние дела Католической Церкви в России.

Несмотря на изгнание иезуитов (в 1815 г. они были выдворены из Санкт-Петербурга и Москвы, а в 1820 г. - из пределов России), Александр I до самой смерти продолжал подумывать об отношениях с Римом. Он даже чуть было не ответил на приглашение Папы. Однако положение оставалось достаточно сложным. В 1810 г. в результате очередной правительственной реформы было создано Главное управление духовными делами иностранных исповеданий. В 1817 г. оно было присоединено к Министерству Народного Просвещения, но уже в 1823 г. отделено от него и передано в ведение небезызвестного адмирала Шишкова. Однако дух всех этих учреждений оставался прежним. Гражданские власти постоянно вмешивались в духовные дела и в церковную дисциплину. В 1814 году священник Лохманн писал Североли, нунцию в Вене: "...поскольку здесь невозможно иметь постоянного нунция и поддерживать хоть какое-то сообщение со Святым Престолом, что остается делать?.. Необходим Конкордат."

В 1826 году монсиньор Бернетти, губернатор Рима, был направлен с миссией на коронацию Николая I. В 1827 году Сестренцевич умер (ему было тогда 95 лет). Император назначил вместо него епископа Цуцишевского - восьмидесятидвухлетнего старца, полуслепого и немощного. Впоследствии серьезные затруднения возникли из-за польского восстания 1831 года. В 1839 году произошла "катастрофа униатской Церкви" (епископ Семашко перешел в Православие и стал ярым антикатоликом). Униатов больше не существовало. Вследствие этого объектом нападок стала уже одна только латинская Церковь.

Положение улучшилось лишь гораздо позже. Пришлось до 1845 года, когда в Вене начались переговоры между свояченицей Николая I, немкой по происхождению, и нунцием Виале Прела. Официальная политика России в области свободы вероисповедания вызывала недовольство в Европе, и царь отдавал себе в этом отчет. В 1845 г. Николай I побывал в Риме и встретился с Папой Григорием XVI. Заключение Конкордата в 1847 г., устранявшего, как представлялось, большую часть проблем, было прежде всего заслугой Нессельроде, царского представителя в Риме. Однако нунциатура не была восстановлена, и трудности вскоре возобновились. На коронацию Александра II в 1856 г. была направлена особая миссия, возглавляемая монсиньором Киджи. Киджи поднял вопрос о смешанных браках; царь придерживался здесь точки зрения, полностью противоположной точке зрения Папы. Он отказался восстановить нунциатуру разрешив лишь визиты временных посланников. В 1865 году, во время восстания в Польше, произошел разрыв между Папой и Мейендорфом, царским министром в Риме. Это было концом Конкордата.

После убийства Александра II Папа направил Александру III телеграмму, признающую нового монарха. В ответе последнего говорилось о необходимости воссоединения Церквей. Примирение состоялось в 1882 году. Было достигнуто согласие по вопросу о католиках латинского обряда, но не об униатах. В 1883 г. Император назначил официального представителя при Святом Престоле. В 1894 году эта ситуация окончательно определилась с назначением Извольского, чрезвычайного посла и полномочного министра. Она продолжалась до самой революции 1917 года.

В 1913 г., незадолго до начала войны, по распоряжению Императора и вследствие нескольких меморандумов Святого Престола было созвано Совещание по католическим делам, ставившее своей целью пересмотреть законодательство о Католической Церкви в России, условия сношений Рима с католическими епископами в России, а также реорганизовать управление Католической Церковью. Но разразившаяся война и последовавшие революционные события в России воспрепятствовали осуществлению этого начинания.

Вопрос об отношениях России со Святым Престолом находился в ведении двух министерств: Министерства Внутренних Дел, занимавшего достаточно жесткую позицию, особенно в вопросах цензуры папских посланий и постановлений, и Министерства Иностранных Дел, более заинтересованного в развитии этих отношений, небезразличных для репутации России в международном сообществе. Неурядицы, существовавшие между этими двумя ведомствами, зачастую тормозили развитие отношений между Святым Престолом и Россией.

Существование греко-католиков было признано в 1905 г. Юрисдикция монсиньора Шептицкого, Митрополита Западной Украины и австро-венгерского подданного, простиралась и на русскую территорию. Но в то время в России было не более двух-трех тысяч католиков восточного обряда.

В 1917 г. в России было 1 630 000 католиков латинского обряда с 680 приходами и 900 священниками, архидиоцезом в Могилеве, четырьмя диоцезами (Житомир; Луцк-Житомир;

Каменец-Подольский; Тирасполь - с юрисдикцией над регионами Волги, Грузии, Крыма, Кавказа), и апостольский викариат для Сибири. В больших городах имелись католические церкви для поляков, прибалтов, немцев и вообще иностранцев.

После Октябрьской революции контакты Святого Престола с Москвой были спорадическими. Подлинные отношения начинаются только после исторической встречи Папы Иоанна Павла II с Горбачевым в декабре 1989 г.

После обмена дипломатическими нотами Святой Престол восстановил официальные отношения дипломатического характера с СССР. Со стороны Святого Престола нунцием был назначен монсиньор Франческо Коласуонно (15 марта 1990 г.) с титулом Апостольского Нунция, Представителя Святого Престола в СССР, а со стороны СССР - чрезвычайный и полномочный посол Ю.Е.Карлов.

После распада СССР монсиньор Коласуонно продолжает исполнять свои обязанности Представителя Святого Престола в Российской Федерации, а Ю.Карлов - Представителя Российской Федерации при Святом Престоле.


«ТЕОЛОГИЯ» №3
1994
МОСКВА
cтр. 130-152

Прочитано 18489 раз

ПОДПИШИСЬ НА РАССЫЛКУ

Подпишитесь на еженедельную рассылку Katolik.ru, и вы будете получать обзор основных новостей и статей за прошедшую неделю, информацию о торжествах и праздниках на следующую неделю, проповедь на ближайшее воскресенье и многое другое.

Папа Франциск

Папа Франциск

Оставайтесь с нами

Последние новости

Епископы Кении официально объявили о визите Папе Римского

Епископы Кении официально объявили о визите Папе Римского

«От имени Епископов я с искренней радостью объявляю о том, что Святой Отец принял наше приглашение и... Подробнее

Требуются волонтеры

Нам очень нужны редакторы, журналисты и переводчики

подробнее...

Календарь новостей

<< < Сентябрь 2016 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

2003-2015 © Katolik.ru. Все права защищены. При цитировании материалов гиперссылка обязательна.

������� Orphus ������.�������