Материалы

Католики, говорящие по-русски в Израиле

Официальные данные израильского правительства указывают, что в этой стране проживает 142 тысячи христиан, бол ьшинство из которых арабы. Однако есть и неофициальная статистика. По ней христиан евреев в Израиле насчитывается не менее 100 тысяч. Дело в том, что согласно Закону о возвращении, израильское гражданство предоставляется лишь иудеям либо репатриантам, указавшим в графе "вероисповедание" "неверующий". Поэтому многие евреи-христиане официально относятся к приверженцам иудаизма. Среди русскоязычных христиан есть и католики. История "русской" католической общины Израиля насчитывает чуть больше 10 лет.

О первых годах становления этой общины мы беседуем с одним из ее прежних лидеров - Александром Дериевым.Александр, не могли бы Вы рассказать о Вашем пути к Католической Церкви?

«Пути к церкви», как такового, не было, скорее, был долгий путь вокруг церкви или даже от Церкви. Это и воспитание в атеистических семьях, и вполне советский и одновременно антисоветский образ жизни. Но, Богу стало угодно, и я оказался в Католической Церкви, крестился.

Когда Вы приехали в Израиль были ли там русскоязычные общины?

Когда в 91-м году мы (я, моя жена Регина Дериева и наш сын Денис) оказались на Святой Земле, в Палестине (в Израиле, если хотите) я со всей страстью неофита (тогда прошло лишь два года с момента нашего воцерковления) бросился что-то организовывать. Так возникло русское католическое общество св. Иуды Фаддея, которого западная церковь определяет как помощника в последнем несчастье. До этого русскоязычных католических общин на Святой Земле не было, если не считать еврейскую католическую общину св. Иакова, где месса проводилась на иврите, и где обретался десяток «русских католиков», которым избранная национальность казалась важнее родного языка. Да и мой опыт поначалу не казался таким уж успешным. Собралось всего пять католиков, пять православных, которые не знали, куда еще податься, и несколько желающих креститься. Однако начало было положено. Стали проводить ежевоскресные мессы на русском языке в церкви святого Петра в Галликанту, настоятель которой, ассумпционист Роберт Фортин, в свое время провел несколько лет в Москве (был капелланом американского посольства). Службы вели мои знакомые священники, в основном иезуиты из Папского Библейского института, впоследствии мессы проводились и в часовне института. Периодически помогали священники из других орденов (словаки, поляки и один чех).

Не могли бы Вы немного рассказать о Вашей издательской и музыкальной деятельности?

При помощи Латинского Патриархата и тех же иезуитов, я стал издавать тоненький журнал на русском и английском «Радость воскресения», но хватило меня только на три номера. Тогда же, поскольку к общине примкнуло несколько профессиональных оперных певцов, я оказался в роли продюсера первого компакт-диска церковной музыки, изданного израильской компанией “Helicon”. Спустя несколько лет, уже для другой компании “Holyland Records”, я составил и организовал запись большой серии литургической музыки, в общей сложности сорок дисков. Из наиболее интересных дисков этой серии я мог бы назвать запись Праздничной службы в монастыре св. Екатерины, что на горе Синай, и запись всенощной и заутрени в траппистком монастыре Латрун.

В силу разных обстоятельств, в том числе отъезда некоторых членов общины в другие страны и происков (!) ивритоговорящей католической общины, общество св. Иуды Фаддея в конце 1994-го года прекратило существование. Я стал заниматься, кроме добывания хлеба насущного, иными делами: писанием икон, составлением справочника «Кто есть кто в Иерусалимских церквях» (второе издание этой книги на английском языке было осуществлено в Москве в 1999 году). Продолжал работу над составлением серии литургической музыки.

Не могли бы Вы рассказать о той музыкальной стороне Вашей деятельности, которая связанна с о.Армандо Пьеруччи?

В 1996 году состоялось мое знакомство с отцом Армандо – монахом францисканцем, органистом церкви Гроба Господня и замечательным композитором. С его помощью я записал не менее пяти отличных дисков с образцами францисканского пения. Он, в свою очередь, положил на музыку полюбившиеся ему стихи Регины Дериевой. Так возникли две кантаты: «Крестный путь» и «De Profundis», исполненные и записанные спустя несколько лет литовским хором “Aidija” и изданные английской музыкальной компанией “The Divine Art”.

В начале 1998 года небольшая группа русскоязычных католиков стала вновь собираться на воскресную мессу в Бейт-Джале. Вел мессу испанский иезуит Хуан Мартин-Морено, а мой сын Денис учил его русскому языку. Эпизодически я организовывал мессы на русском языке в Иерусалиме и помог осуществить несколько крещений. Отец Армандо по моему наущению написал музыку на русский текст мессы. Ноты издали иезуиты и с успехом их использовали.

Почему Вы были вынуждены покинуть Израиль?

Все это время, с 1991-го по 1999 годы, я, моя жена и сын существовали в Израиле без каких-либо документов и, соответственно, прав. Советские паспорта у нас забрали сразу по приезду, а израильских мы не получили. И, почти сразу по приезду, перебрались мы на палестинские территории; жили в Старом городе на Via Dolorosa, в районе Вифлеема… То есть у нас не было прав на жительство, на работу, на обучение (но сын, однако, учился в американской школе для палестинцев в Бейт-Ханине) и, главное, мы не могли покинуть эту «гостеприимную» страну. В 1997 году на открытом слушании Высшего суда справедливости было принято официальное постановление лишить нас израильского гражданства (коего у нас и не имелось). Ну, об этом много писалось в ту пору в New York Times, International Herald Tribun и прочих американских и английских газетах.

Для жены, впрочем, по ее же определению, это было долгая «командировка от Бога». Все ее лучшие вещи (и стихи, и проза, и эссе) были написаны на Святой Земле, и мировое признание пришло к ней там же. Книга ее избранных религиозных стихотворений на английском и французском языках была приурочена к 2000-летнему юбилею и одобрена религиозными властями, а ватиканская газета “L’Osservatore Romano” разразилась большой статьей, посвященной празднованию 50-летия Регины Дериевой.

В конце концов, в 1999 году, после очередного интервью моей жены британской газете «Гардиан», в котором она заявила о своем нежелании оставаться «жертвой жертв катастрофы», и после настойчивых приглашений шведских епископов израильские власти выдали нашей семье выездные документы, так называемые паспорта для палестинцев – т.е. в один конец. И я с женой выехал в Швецию, а наш сын, получив полный сколаршип в Assumption College отправился в Массачусетс (США).

В Швеции я стал отдавать больше времени преподавательской деятельности. Веду курсы иконописи и редактирую новый международный журнал поэзии, перевода и искусств “Ars Interpres”. Жена – Регина Дериева, как обычно, много работает, в настоящее время обременена еще и переводческой деятельностью. До конца года петербургское издательство «Алетейя» должно выпустить двухтомник ее стихотворений и эссе, названный «Собрание дорог».

Появится ли в Швеции русскоязычная община католиков?

Здесь в Швеции мы всего лишь прихожане небольшого католического прихода в пригороде Стокгольма и никаких русскоязычных общин организовывать я не собираюсь. Ну, во-первых, русских католиков здесь раз-два и обчелся, во-вторых, целых два православных прихода в Стокгольме достаточно активны. Так что русскому христианину в Швеции есть куда податься.

Беседовал Михаил Фатеев

Комментировать:

     

    2003-2015 © Katolik.ru. Все права защищены. При цитировании материалов гиперссылка обязательна.

    ������.�������