Материалы

Кард. Каспер об отношениях между Римско-Католической и Русской православной церквами

В Ватикане в очередной раз заявили о том, что верят в возможность встречи Папы Бенедикта XVI и патриарха Москов ского Алексия II, но призывают не создавать вокруг этой темы ажиотаж и не опережать события.

"Мы надеемся, что между папой Бенедиктом и патриархом Алексием возможна встреча. "Все события развиваются в этом направлении", - сказал мне патриарх", - заявил председатель Папского совета по содействию христианскому единству кардинал Вальтер Каспер в интервью, опубликованном в специальном выпуске на русском языке в итальянском католическом журнале "30 дней" .

Данный выпуск стал возможен благодаря сотрудничеству редакции журнала, которую возглавляет бывший премьер-министр Италии Джулио Андреотти, с мировым общественным форумом "Диалог цивилизаций" .
Журнал "30 Giorni" ("30 дней"): "Отношения между Римско-Католической и Русской православной церквами. Интервью с председателем Папского совета по содействию христианскому единству кардинал Вальтером Каспером":- Ваше Высокопреосвященство, на каком участке исторического пути к единению двух Церквей, Русской Православной и Римско-Католической, мы находимся?

"Терпение - это дочь надежды"

- Нельзя говорить о нынешних отношениях между Московским Патриархатом и Католической церковью, не упомянув о нашей долгой общей истории, потому что, в сущности, хотя и не во всем, мы являемся единой Церковью. У нас одинаковые таинства, одинаковый епископат, и мы даже признаем все таинства православных христиан. Еще до революции в Могилеве, в России, была архиепископская епархия, и нельзя не упомянуть об императрице Екатерине, которая приняла иезуитов, изгнанных из Католической церкви. Революция 1917 года стала настоящей трагедией для Церкви - как Православной, так и Католической, но при этом оставила нам наследие мужественного свидетельства многих мучеников. Все надеялись, что после падения коммунизма начнется новая эпоха в истории, но выход из катакомб Украинской Греко-католической Церкви, которая перенесла много страданий, привел, к несчастью, к новым недопониманиям. В 90-е годы в документе Папской комиссии "За Россию" ("Pro Russia"), подписанном в 1992 году, говорится, что Католическая Церковь не собирается заниматься прозелитизмом в России, а просто хочет продолжать пастырскую заботу о местных верующих, сотрудничая с Московским Патриархатом. И затем последовал другой, Баламандский Документ, принятый в 1993 году, в котором открыто отвергается метод, называемый "униатством", и рассматривается как факт прошлого, который неприемлем ни в настоящем, ни в будущем для достижения единства двух Церквей. И это очень важно.

До настоящего времени мы преодолели много основных проблем, которые встретились на этом пути, а для решения отдельных конкретных вопросов, появляющихся по ходу, мы создали в Москве Смешанную комиссию, которая уже достигла хороших результатов. Между тем, нам удалось восстановить диалог со всеми Православными Церквами, в том числе и с Русской Православной Церковью, чему мы безгранично рады, потому что для нас она очень важный собеседник. На сегодняшний день имеются межправославные проблемы, я имею в виду Константинопольский и Московский патриархаты в вопросе о положении Православной Церкви в Эстонии, но есть моменты, в которые мы предпочитаем не вмешиваться, хотя нам бы хотелось, чтобы нашлись компромиссы и продолжился такой важный в будущем диалог между Православной и Католической Церквами. В глобализированном мире невозможно больше допускать разногласие Церквей. Поэтому необходимо начать путь к единению, что мы уже и делаем, там, где раскол Запада и Востока привел к долгому процессу разделения. Главное, чтобы был богословский диалог между двумя Церквами, и, на мой взгляд, мы на верном пути. Я не думаю, что уже завтра или послезавтра единение Католической и Православной Церквей станет реальностью. Это долгий процесс, потому что недостаточно одного решения на официальном уровне, нужно, чтобы в этом также участвовал народ Божий, а это займет много времени.

- В своем интервью журналу "30 дней" Его Святейшество Патриарх Алексий упомянул также диалог "снизу", который дает большие надежды, и который еще надо развивать.

- Конечно, это то, что касается практического сотрудничества в области этических ценностей, социальной справедливости, прав человека, столкновения с обмирщением и с процессом секуляризации, который захватил Европу. В этом мнения двух Церквей или полностью сходятся, или, по крайней мере, очень схожи, а это значит, что они могут и хотят сотрудничать. Первые шаги были сделаны, и возможно сблизиться еще больше и узнать друг друга еще лучше, чтобы преодолеть с помощью личных встреч имеющиеся у обеих сторон некоторые предрассудки. Поэтому похвальны попытки Московского Патриархата по восстановлению связи с католическими общинами в Милане, Париже, Вене и др. Все это позволяет нам лучше узнавать и ценить друг друга.

Еще одним звеном является наш Комитет по сотрудничеству с Православными церквами, через который мы предоставляем стипендии молодым священникам, отмеченным Патриархом или местным епископом, чтобы дать им возможность учится в Риме или в других многочисленных католических университетах несколько лет и, таким образом, узнать лучше нашу Церковь. Здесь молодые священнослужители выучивают один из европейских языков и, вернувшись назад в свою страну с полученным хорошим образованием, обычно занимают высокие должности. Такой обмен студентами, естественно, должен продолжаться. Мы заботимся также о переводе богословских текстов, и это тоже позволяет нам лучше понимать друг друга.

Я хотел бы напомнить о прекрасной и многолетней дружбе, которая уже имеется! Например, между Патриархом Алексием и кардиналом Эчегараем. Они подружились задолго до падения Советского Союза. Стоит добавить, что укрепляются отношения между Конференцией европейских Церквей (КЕЦ) и Советом епископских конференций Европы (СЕКЕ) Римско-католической церкви, и сегодня мы находимся в хороших отношениях с Отделом внешних церковных связей Московского Патриархата, возглавляемым митрополитом Кириллом. Это некоторые из тех ручейков, которые, мы надеемся, в один прекрасный день сольются в одну большую реку полного единства Церквей.

- И как Вы себе его представляете?

- Полное единство не означает однообразия. В основе Православной и Католической традиции лежит одна и та же вера, но только в разных выражениях, и это отличие также является богатством. И поэтому никто не думает вводить латинскую богословскую традицию в Православные Церкви, и наоборот. Дух Божий приведет нас к этому единству, но это будет единство в многообразии, и многообразие в единстве. И тогда следующей проблемой, которую невозможно будет решить сразу, станет вопрос о первенстве Епископа Рима. Начнутся долгие дискуссии, которые уже имели место на встречах в Белграде и в Равенне, и тогда посмотрим, чем это все закончится...

Я не настроен оптимистично, но меня поддерживает надежда. Потому что единство для нас - это заповедь Бога, пообещавшего нам, что любая молитва будет услышана. Поэтому мы уповаем на помощь Господа Бога и Святого Духа.

- Ваше Высокопреосвященство, в диалоге с Русским Православием о каких самых заметных результатах можно говорить?

- По-моему, говоря об обеих Церквах, нужно подчеркнуть, что в прошлом веке и в одной, и в другой произошло возобновление изучения Отцов Церкви. Мы лучше знаем латинских Отцов, а православные христиане в большей степени греческих Отцов, черпаемых из преданий своей богословской традиции, такой же богатой, как и наша. Поэтому мы можем много выучить из греческой патристики, а они - из латинской. В восточной патристике больше ощущается сущность тайны Бога, а западное ощущение более схематично, более концептуально. Литургическое богатство Православия - великое наследие. Присутствие на православных богослужениях, как в России, так и в другой стране, для меня всегда является трогательным моментом.

Мы можем учиться друг у друга. Например, укоренившееся восточное понятие термина koinonia, communio, как принцип устройства Церкви - в России "Соборность" - могла бы стать полезной и для нас. Конечно, и нам знакомо понятие термина communio, но в прошлом иногда оно ограничивалось только объяснением примата, что для нас является основополагающим. С другой стороны, понятия примата и koinonia, примата и общности, не противоречат, а дополняют друг друга, и представляют собой своеобразную диалектику. Церковь не является закрытой в себе системой, Она открыта для всех, и поэтому очень важно в ней присутствие этих двух "полюсов". Я думаю, что мы уже многому научились у православного понятия koinonia, и еще есть чему учиться. Другой аспект, связанный с предыдущим, это прекрасное и живое понятие евхаристической экклесиологии. Уже в подготовительных дискуссиях к Второму Ватиканскому собору был упомянут Афанасьев, считающийся отцом такой экклесиологии. И во время Собора чувствовалось его влияние, и укрепленная после него теология стала ориентиром и точкой соприкосновения между Католической и Русской Православной Церквами. В Евхаристической экклесиологии говорится, что там, где совершается Евхаристия, там и есть Церковь, не только часть этой Церкви, а Церковь Иисуса Христа. Это очень важный момент, нуждающийся в углублении обеими сторонами.

Остается центральным в братской дискуссии с Православием 34-е постановление из Апостольских канонов...

- 34-е постановление является очень важным, потому что в нем говорится, что protos, примас, должен действовать всегда в общении с другими епископами, и наоборот. Использовать это правило, даже на вселенском уровне, на мой взгляд, может быть одним из возможных путей для решения проблемы первенства Епископа Рима. Ведь все Православные Церкви знают, что Епископ Рима - это самый главный среди епископов, но нужно согласовать его первенство на вселенском уровне. Мы только начали обсуждение этого вопроса. И уже пришли к кое-каким выводам на последней встрече в Равенне в октябре 2007 года, но проблема остается открытой. Как я уже сказал раньше, никто не собирается вводить латинскую систему в Православные Церкви, но мы надеемся, что в один прекрасный день, основываясь на этом каноне и с помощью Святого Духа, нам удастся найти решение, способное сохранить основные элементы обеих Церквей.

- Вы как-то говорили о "реальности надежды".

- Надежда для нас, христиан, - это большой пасхальный дар. Поэтому для христиан надежда - это не нечто утопическое, а следствие возможности Воскресения Христова. В Библии надежда часто связывается с терпением. Терпение - это дочь надежды. Нужно время, чтобы созреть. Мы должны смелыми шагами идти там, где сегодня возможно, но уважать тех, особенно это касается Православной Церкви, кто до сих пор испытывает сомнения по отношению к "экуменизму", считая его негативным явлением. Нам до- статочно действовать осторожно, а может даже иногда и смело, потому что сегодня в мире чувствуется необходимость иметь одну Церковь и чтобы все христиане могли причащаться у одной Чаши.

- Как следует продолжать богословский диалог?

- Нужно исходить из самого понятия диалога, не включающего в себя ни безразличия и релятивизма, ни возвышения себя перед собеседником. Диалог предполагает взаимное уважение к инаковости собеседника. Отсюда диалог - это не только обмен мнениями, но и дарами. С помощью диалога мы можем не только обогатить знания друг друга, но и вырасти в собственной вере. Догмы, которыми связано вероучение наших Церквей, позволяют так вести диалог. Ведь догмы, в своей основе, являются славословием Бога. Для Православных Церквей в особенности догма не является простым выражением содержания Евангелия. Евангелие - это также тайна, не поддающаяся полному выражению. Фома Аквинский дает определение догме, как восприятию (perceptio) Божественной правды, которая обращена к Богу. Догма признает, что Бог выше наших схем, поэтому мы поем "Верую" во время Божественной литургии. Содержание схематизированной системы не поется на литургии, а мы поем "Верую". Это значит, что речь не идет только о концептуальной системе, а о молитве, восхваляющей Господа Бога. Молитва, открывающаяся к Тайне Веры.

Наконец, Ваше Высокопреосвященство, Вы были в России с 21 по 30 мая.

- Эта поездка была совершена по приглашению Митрополита Кирилла в связи с празднованием его дня ангела и перешла в полуофициальный визит. Кроме встречи с Митрополитом Кириллом я также встречался с Патриархом, с епископами Казани и Нижнего Новгорода, с преподавателями и студентами духовной академии в Сергиевом Посаде, в Смоленской духовной семинарии и Свято-Тихоновского богословского института, получая повсюду радушный прием. Присутствует новый климат, который отражает новую действительность. Как сейчас, так и в будущем, не будет недоставать проблем, но сегодня готовность Русской Православной Церкви сотрудничать с нами очевидна.

В Казани я побывал в первый раз и соприкоснулся с ее богатым духовным наследием. Встреча с Казанской иконой Божией Матери, которую несколько лет назад я был уполномочен перевезти из Рима назад в Россию, была для меня волнительной, потому что я очень полагаюсь на Пресвятую Богородицу.

У меня сложилось впечатление, что возможен прогресс. Несомненно, мы должны преодолеть недопонимания между Москвой и Константинополем и даже, если у нас нет основания принимать участие во внутренних православных спорах, можем подсказать обеим сторонам путь к компромиссу в отношении Эстонской Церкви.

Я вернулся после этих встреч очень удовлетворенный. Отдаю себе отчет, что проблемы между нами остаются как и на Украине, где я недавно побывал. Однако и там я заметил улучшение в отношениях между православными и греко-католиками...

Мы надеемся, что между Папой Бенедиктом и Патриархом Алексием возможна встреча. "Все события развиваются в этом направлении" сказал мне Патриарх.

Мы должны быть честны, этот вопрос ещё не стоит конкретно в повестке дня и поэтому мы должны избегать спекуляций, которые всем вредят. С обеих сторон присутствует готовность, это правда, но сейчас мы не должны форсировать события, а, напротив, с большим терпением способствовать сближению.


Джованни КУБЕДДУ
Июль 2008 г.

Комментировать:

    Все новости по теме:

     

    2003-2015 © Katolik.ru. Все права защищены. При цитировании материалов гиперссылка обязательна.

    ������.�������